Профилактика тромбозов и ТЭЛА

Сдать анализы на тестирование COVID-19

Тромбоз – полная или частичная закупорка просвета сосуда пристеночным или подвижным тромбом. Тромб – это плотный сгусток крови, появляющийся вследствие изменения ее текучести. В норме тромбообразование – защитный механизм. Повреждение сосудистой стенки влечет замедление кровотока, накапливание тромбоцитов вокруг повреждения. Тромб буквально «штопает» стенку сосуда.

Классические причины тромбообразования описываются триадой Вихрова: повреждение сосудистой стенки, замедление кровотока и изменение свойств крови [3]. Некоторые тромбы (их называют эмболами) способны передвигаться до более узких участков сосуда, которые и закупоривает полностью или частично.

Ежегодно около 25 млн человек погибают от тромбозов, еще больше сталкиваются с нарушениями трофики, вызванными тромбами [3].

Типы сосудистых тромбозов

Наиболее распространены тромбозы нижних конечностей, однако наибольшую опасность представляют собой тромбоэмболия легочной артерии – ТЭЛА – и синдром диссеминированной внутрисосудистой свертываемости – ДВС-синдром. Тромбоз артерий развивается при закупорке ее просвета тромбом или эмболом.

Клинические признаки определяются местом, где произошла такая закупорка, органом или тканью, плохо снабжающемуся кровью или не снабжающемуся ею вовсе. Если закупорка с нарушением проходимости сосуда происходит медленно, открываются «запасные», коллатеральные, сосуды, что смягчает клинические симптомы артериального тромбоза [3].

Тромбозы артерий чаще возникают у мужчин среднего и пожилого возрастов [7]. Тромбоз вен различается в зависимости от локализации поражения на тромбоз глубоких или поверхностных вен и тромбоэмболию легочной артерии. Среди всех сердечно-сосудистых патологий венозные тромбозы по частоте встречаемости занимают третье место, уступая лишь ИБС и атеросклерозам.

Третье место в структуре причин смертности занимает ТЭЛА. Начиная с 40 лет, риск развития венозных тромбозов увеличивается вдвое каждые 10 лет [5].

Описывают два варианта поражения вен нижних конечностей: флеботромбоз (первичный тромбоз, тромб непрочно фиксирован) и тромбофлебит (вторичный тромбоз на фоне воспаления стенки сосуда, тромб фиксирован прочно) [6]. Тромбофлебиты чаще ассоциируются с тромбозом вен поверхностных [2].

Чем более крупная вена пострадала от тромбоза, тем ярче его клинические проявления. Окружающие ткани сдавливаются застоем крови, так как к месту окклюзии кровь пребывает, а по направлению к сердцу не движется. Венозные тромбы склонны отрываться и разноситься с током крови (тромбоэмболы). При их попадании в жизненно важные органы развиваются жизнеугрожающие состояния [3].

Причины тромбоза

Общие причины образования тромбоза описаны выше. Артериальные тромбозы начинаются с образования атеромы – атеросклеротической бляшки. Вокруг нее скапливаются тромбоциты.

Сама по себе бляшка может быть безвредной, но когда ее поверхность травмируется, в месте надрыва образуются плотные тромбы. Этот процесс называется «атеротромбоз» [3, 7].

Венозные тромбозы формируются при изменении реологических свойств крови или как реакция на воспаление сосудистой стенки [5].

Факторы риска образования тромбозов

Внутренние:

  • артериальная гипертензия [7];
  • беременность, роды, послеродовый период [3];
  • биохимические изменения крови [2,3,5,7];
  • васкулиты [2];
  • возраст старше 40 лет [5];
  • врожденные тромбофилии, тромбозы, варикоз вен нижних конечностей [3,5];
  • застойная сердечная недостаточность [5, 6];
  • злокачественные новообразования, радиотерапия и химиотерапия [3];
  • инсульты [3, 6];
  • миелопролиферации [2, 5, 7];
  • нефротический синдром и почечная недостаточность [5, 6, 7];
  • ожирение (ИМТ более 30) [3];
  • инфаркт миокарда [6];
  • сахарный диабет [6, 7];
  • системная красная волчанка [2];
  • хронические пульмонологические заболевания [3];
  • энтероколиты [5].

Внешние:

  • героиновая наркомания [2];
  • гормональная терапия [3,5];
  • дегидратация при рвоте, поносе, повышенном потоотделении, прямом недостатке жидкости [6];
  • иммобилизация [3];
  • поездки на самолете, автобусе или в сидячем вагоне [3];
  • инфекционные заболевания, в том числе COVID-19 [1, 3, 5, 9];
  • катетеризация центральных и периферических вен [2, 5];
  • курение [6, 7];
  • малоподвижный образ жизни [3];
  • операции [3];
  • переломы крупных костей, иные травмы [3];
  • прием оральных контрацептивов [5];
  • прием Диазепама, Амиодарона, Ванкомицина [2];
  • склеротерапия и термоабляция [2];
  • состояние после эндопротезирования суставов [3];
  • удержание неудобной позы [3].

Клиника тромбоза

Симптомы тромбоза могут быть общими независимо от локализации или специфичными. Общие симптомы включают боль при движении и в покое, ограничение подвижности и снижение функционирования пострадавшего органа или ткани.

Симптомы нарушения артериальной проходимости (острого тромбоза, или постепенного нарушения проходимости сосуда):

  • асимметрия АД при измерении на обеих руках [7];
  • бледность кожи, переходящая в синюшность [7];
  • боль в покое по ночам [7];
  • боль при движении в бедре, ягодице, голени, стопе, стреляющая или ноющая [7];
  • нарушения сна [7];
  • онемение, похолодание конечности [7];
  • отсутствие периферической пульсации [7];
  • омертвение (некроз) пострадавших тканей, трофические язвы, гангрена [7];
  • перемежающаяся хромота [7].

Симптомы венозного тромбоза:

  • боль [6];
  • отеки, мягкие и асимметричные [6];
  • посинение кожных покровов (цианоз кожи) [6];
  • повышение температуры кожи конечностей [6];
  • повышенная чувствительность и уплотнение в проекции поверхностных вен [2];
  • поствоспалительная гиперпигментация [2];
  • расширенные подкожные вены [6];
  • эритема [2].

Иногда единственным симптомом венозного тромбоза является ТЭЛА [6].

Диагностика тромбоза

Первичная диагностика основана на подробном анамнезе и антропометрии (окружность голени или бедра). Используются шкалы Уэллса для диагностики острого тромбоза и диагностики ТЭЛА [8,9].

Инструментальная диагностика включает компрессионное или дуплексное сканирование вен, допплерографию с компрессией вен, импедансную плетизмографию, пульмоноангиографию, рентгеноконтрастную или МРТ-флебографию [6,9], КТ и МРТ-ангиографию [7,9].

Для диагностики артериальных тромбозов применяют физические тесты (тест 6-минутной ходьбы, тредмил тест), определение пульсации поверхностно расположенных артерий (артерии тыла стопы), дуплексное сканирование артерий конечностей, ангиографию (рентгеновский снимок сосуда, заполненного рентгенконтрастным веществом) и измерение транскутанного напряжения кислорода [7].

Анализы при тромбозе

Значительную роль в своевременной диагностике тромбозов играют лабораторные показатели.

Так, методические рекомендации по ведению пациентов с новой коронавирусной инфекцией предусматривают стратификацию риска коагулопатии у пациентов с СOVID-19 на основе простых лабораторных тестов: D-димер, протромбиновое время, количество тромбоцитов, уровень фибриногена [1,9].

Клинический анализ крови позволяет выявить воспаление. Он же определяет уровень тромбоцитов, то есть самого субстрата тромбоза.

Дополнительно об уровне воспаления в крови и риске тромбоза свидетельствует повышенный уровень С-реактивного белка.

Биохимический анализ в первую очередь демонстрирует уровень глюкозы крови. По ней можно судить о наличии диабета, одного из серьезнейших факторов риска тромбозов.

Также биохимический анализ способен определить уровень протеина С, что также характеризует выраженность риска тромбоза.

Повышенный уровень гомоцистеина в крови также является доказанным на сегодняшний день риском тромбозов, приводящим к невынашиванию беременности и сердечно-сосудистым событиям (инфарктам и инсультам).

D-димер – лабораторный маркер фибринообразования [8]. Он же говорит о наличии воспаления, как и С-реактивный протеин. Уровень D-димера является контрольным показателем COVID-19 и его осложнений, в том числе связанных с тромбозами.

Можно сдать анализы по комплексной программе «Тромбоз», включающей определение уровней Антитромбин-III, D-димера и генетических факторов кардиологических заболеваний и уровень тромбоцитов.

Эта программа позволяет определить факт свершившегося тромбоза где-то в организме, а также определить генетическую предрасположенность к нему.

Такую программу, как и прочие анализы, предлагает сеть клиник СИТИЛАБ.

Дополнительное определение уровня гомоцистеина, С-реактивного белка поможет определить биохимический риск тромбоза.

Лечение и профилактика тромбозов

Лечение тромбоза включает антикоагулянтную и антиагрегантную, тромболитическую терапию, установку кава-фильтра нижней полой вены, хирургическое удаление тромба [5]. Необходимо иметь в виду осложнения антикоагулянтной терапии: большое кровотечение, гепарин-индуцируемую тромбоцитопению и варфарин-индуцируемый некроз кожи [5].

Для снижения риска продолжения тромбообразования применяют НПВС [2]. С целью вторичной профилактики назначают небольшие дозы гепарина. Также назначают немедикаментозные методы лечения – эластичное бинтование, компрессионный трикотаж, локальную гипотермию и ЛФК [2, 4].

Профилактика тромбоза включает ряд мероприятий, применяемых в ситуациях повышенного риска тромбообразования.

Первичная профилактика атеротромбоза:

  • систематические физические нагрузки в виде ходьбы или утренней гимнастики;
  • контроль АД, поддержание рабочего артериального давления ниже 140/90 мм ртутного столба;
  • контроль уровня сахара крови (менее 6 Ммоль/л), раннее выявление и лечение сахарного диабета;
  • снижение веса, индекс массы тела менее 25 кг на м2;
  • диета с ограниченным содержанием холестерина и жиров высокой плотности (общий холестерин менее 5 Ммоль/л), фрукты и овощи;
  • отказ от курения [3,7].

Первичная профилактика тромбоза вен:

  • компрессионное белье;
  • бинтование эластичными бинтами;
  • обильное питье, особенно после операции;
  • регулярные физические упражнения, ходьба, особенно при путешествиях;
  • запрет приема алкоголя и снотворного в большой дозе;
  • запрет использования сдавливающей обуви и одежды [2,5,6].

Иногда, на периоды особого риска, назначают антикоагулянты за несколько дней до перелета. Аспирин принимать в таких случаях не имеет смысла [5].

Список литературы

  1. Согласованная позиция экспертов Евразийской ассоциации терапевтов по некоторым новым механизмам патогенеза COVID-19: фокус на гемостаз, вопросы гемотрансфузии и систему транспорта газов крови / Г.П.Арутюнов, Н.А.Козиолова, Е.И.Тарловская, А.Г. Арутюнов, Н.Ю Григорьева и др.// Кардиология. 2020;60(6). DOI: 10.18087/cardio.2020.5.n1132.
  2. Тромбофлебит (тромбоз поверхностных вен): современные стандарты диагностики и лечения/ В.Ю.Богачев, Б.В. Болдин, О.В. Дженина, В.Н. Лобанов//Стационарозамещающие технологии: Амбулаторная хирургия. 2016.- 3-4 (63-64)- С.16-23.
  3. Современные проблемы тромбозов артерий и вен/ И.Н.Бокарев, Л.В.Попова//Практическая медицина, 2014. — №6 (82) –С13-17.
  4. Лечение тромбофлебита. Актуальные рекомендации и клиническая практика/ П. Ф. Кравцов, К.В. Мазайшвили, С.М. Маркин, Х.М. Кургинян // Тромбоз, гемостаз и реология,2020 №2 – С 68-72.
  5. Венозные тромбозы: современное лечение/ П.С.Лагута // Атеротромбоз,2015 -№2- С.7-16.
  6. Тромбоз глубоких вен нижних конечностей / А.К. Лебедев, О.Ю. Кузнецова // Российский семейный врач, 2015.
  7. Национальные рекомендации по диагностике и лечению заболеваний артерий нижних конечностей, Ассоциация сердечно-сосудистых хирургов России, Российское общество ангиологов и сосудистых хирургов, Российское общество хирургов, Российское кардиологическое общество, Российская ассоциация эндокринологов, М, 2019.
  8. Диагностика и фармакотерапия острых венозных тромбозов / Н. В.Стуров, Г.Н.Кобыляну// Трудный пациент,2013., №12.,Т.11. –С.19-22.
  9. Принципы ведения пациентов с венозной тромбоэмболией в период пандемии COVID-19// В.Я.Хрыщанович // Новости хирургии, 2020.- т28 №3 – С329-338.

Профилактика тромбоза и тромбоэмболии при операциях

  • Проблема тромбоза глубоких вен нижних конечностей (ТГВ) и последующей тромбоэмболии легочных артерий (ТЭЛА) в послеоперационном периоде была и остается одной из актуальных в современной хирургии.
  • По данным отечественных и зарубежных авторов, в зависимости от вида хирургических вмешательств и факторов риска у пациентов, частота ТГВ достигает 10 — 60%, а смертельная легочная эмболия бывает в 1 — 5% случаев.
  • В связи с этим профилактика венозных тромбоэмболических осложнений в до- и послеоперационном периоде приобретает крайне важное значение.
Читайте также:  Симультанные (одновременные) операции

Факторы риска тромбоза глубоких вен (ТГВ)

Различают факторы, обусловленные оперативным вмешательством и факторы, обусловленные состоянием больного.

Факторы риска, обусловленные оперативным вмешательством

Зависят в основном от продолжительности и объема хирургического вмешательства, а также области его проведения.

Низкий риск

Вмешательства, которые длятся до 40 минут, неосложненные (например,аппендэктомия, грыжесечение, удаление липомы).

Умереннный риск

Более продолжительные и большие по объему вмешательства (например, холецистэктомия, резекция желудка, ампутация матки, остеосинтез костей предплечья).

Высокий риск

Расширенные вмешательства (например, протезирование тазобедренного сустава, пангистерэктомия).

Факторы риска, обусловленные состоянием больного

Низкий риск

Факторы отсутствуют (пациент не отягощен сопутствующими заболеваниями и состояниями).

Умеренный риск

Возраст более 40 лет, варикозные вены, прием эстрогенов, постельный режим более 4 дней, сердечная недостаточность, ожирение, послеродовый период.

Высокий риск

ТГВ и ТЭЛА в анамнезе, онкологические заболевания, тромбофилии (генетические нарушения свертываемости крови).

Профилактика тромбоза и тромбоэмболии у различных групп пациентов

Всем пациентам, независимо от группы риска, необходим эластическое бинтование конечностей бинтами длинной растяжимости. Бинт накладывают от пальцев до верхней трети бедра.

Компрессия должна проводиться до начала операции, в время нее и далее непрерывно, днем и ночью, вплоть до адекватной активизации пациента (т, е когда он начнет полноценно ходить).

Не применять компрессию допускается у пациентов, которым выполняются мелкие оперативные вмешательства в амбулаторных условиях (вросший ноготь, небольшие липомы и т. п.).

Профилактика у группы низкого риска

Ранняя активизация пациента. Большое значение тут имеет выбор метода анестезии (например, после эпидуральной анестезии риск ТГВ меньше, чем при эндотрахеальном наркозе).

Профилактика у группы умеренного риска

Введение препаратов низкомолекулярного гепарина (клексан). Препарат вводят по 20 мг в сутки подкожно. Первую инъекцию делают за 2 часа до операции. Курс лечения — 7-10 дней или до полной мобилизации пациента.

Профилактика у группы высокого риска

Пациентам этой группы также назначают низкомолекулярные гепарины, но в более высокой дозе (клексан 40 мг в сутки). Продолжительность введения может быть увеличена до 35 дней.

В экстренной хирургии, а также в случаях, когда при операции ожидаема высокая кровоточивость тканей или большая кровопотеря, низкомолекулярный гепарин назначают сразу после проведения вмешательства.



Вопросы и ответы

Диагностика ТЭЛА

 Клинические проявления ТЭЛА зависят от локализации эмболов, степени нарушения лёгочного кровотока и сопутствующих заболеваний. Клинические признаки, хотя и не специфичны, дают основание заподозрить заболевание и ориентировочно судить о локализации поражения.

При эмболии дистальных ветвей лёгочных артерий у большинства больных появляются симптомы инфарктной пневмонии: резкие “плевральные” боли в груди, связанные с дыханием, одышка, кашель со скудной мокротой, лихорадка. Кровохарканье наблюдается лишь в 1/3 случаев.

При объективном обследовании выявляются влажные хрипы, шум трения плевры. Слудует учитывать, во-первых, что у 60% больных инфарктная пневмония не развивается (и тогда симптомы отсутствуют), а во-вторых, на формирование инфаркта необходимо 2-3 дня после эмболии.

При наличии сопутствующей патологии сердечно-сосудистой системы дистальная эмболия может проявляться коллапсом и симптомами правожелудочковой недостаточности. При массивной ТЭЛА эмболы локализуются в лёгочном стволе или главных лёгочных артериях.

Она обычно проявляется симптомами острой сердечно-лёгочной недостаточности: коллапсом, выраженной одышкой, тахикардией, болью за грудиной. В случае выключения из кровообращения более 60% артериального русла лёгких, появляются увеличение печени, набухание шейных вен.

При подозрении на ТЭЛА обязательны исследования: – электрокардиография – эхокардиография – рентгенография грудной клетки – перфузионная (перфузионно-вентиляцонная) сцинтиграфия лёгких или спиральная компьютерная томография или ангиопульмононография – ультразвуковое исследование магистральных вен ног.

https://www.youtube.com/watch?v=nv8d8s9RTxU

На ЭКГ наиболее типичными признаками являются появление Q в III отведении, глубокого S в I отведении и отрицательного Т в III отведении (синдром МакГинн-Уайт), а также блокада правой ножки пучка Гиса.

Возможно появление отрицательных симметричных зубцов Т в отведениях V1-3(4); подъём ST в III, aVF, aVR и V1-3(4); смещение переходной зоны к левым грудным отведениям. Только у трети пациен- тов на ЭКГ отмечаются признаки перегрузки правых отделов сердца.

У 20% больных с ТЭЛА изменения на ЭКГ отсутствуют.

На рентгенограмме можно выявить расширение верхней полой вены, увеличение правых отделов сердца, выбухание конуса лёгочной артерии, высокое стояние купола диафрагмы на стороне поражения, дисковидные ателектазы, плевральный выпот, – однако все эти симптомы малоспецифичны.

Единственным характерным для ТЭЛА является симптом Вестермарка: расширение корня лёгкого и обеднение лёгочного рисунка в зоне поражения, но он наблюдается лишь в 5% случаев.

Тем не менее, данные рентгенографии имеют значение для исключения пневмонии, пневмоторакса, инфаркта миокарда, перикардита.

Эхокардиография может подтвердить диагноз ТЭЛА и дифференцировать её с другими острыми заболеваниями сердца.

На эхокардиограмме выявляются гипокинезия и дилатация правого желудочка; парадоксальное движение межжелудочковой перегородки; трику- спидальная регургитация; отсутствие или уменьшение респираторного спадения нижней полой вены; дилатация лёгочной артерии; признаки лёгочной гипертензии.

Сцинтиграфия информативна в 87% случаев. Она демонстрирует дефекты перфузии эмболического генеза – с чёткой очерченностью, треугольной формой и расположением, соответствующим зоне кровоснабжения поражённого сосуда (доля, сегмент). При окклюзии мелких ветвей лёгочной артерии диагностическая ценность снижается.

Мультиспиральная КТ с контрастированием сосудов позволяет визуализировать тромбы в лёгочной артерии, а также изменения лёгких, обусловленные другими заболеваниями, проявляющимися дефектами перфузии или наполнения. Чувствительность этого метода высока при локализации эмболов в крупных лёгочных артериях и существенно снижается при поражении субсегментарных и более мелких артерий.

Ангиопульмонография признаётся “золотым стандартом” в диагностике ТЭЛА. Признаками эмболии при данном исследовании служат: ампутация сосуда или дефект наполнения в его просвете. Лабораторный метод определения Д-димера используется для исключения ТЭЛА.

Нормальный его уровень в плазме позволяет с точностью до 90% отвергнуть предположение о наличии ТЭЛА у больных с низкой или средней клинической вероятностью. Диагноз ТЭЛА устанавливают путём анализа результатов клинического, инструментального и лабораторного исследований.

Тем не менее, при жизни диагноз правильно устанавливается только у 34% больных. В то же время, в 9% случаев имеет место её гипердиагностика.

Тромбоэмболия: как не допустить беды?

Способность крови свёртываться — одно из уникальных свойств организма. Оно, без преувеличения, может спасти человеку жизнь. Но бывает и так, что тромб появляется не там, где нужно, создавая угрозу здоровью, а подчас и жизни.

О серьёзной патологии — тромбоэмболии — мы говорим с сердечно-сосудистым хирургом «Клиника Эксперт» Курск Гордовым Максимом Юрьевичем.

— Ещё минуту назад человек разговаривал и даже смеялся, пел или танцевал и вдруг начал задыхаться и умер. Так описывают произошедшее очевидцы. Максим Юрьевич, что такое тромбоэмболия?

Описание соответствует действительности. Тромбоэмболия лёгочной артерии (ТЭЛА) — это грозное осложнение, развивающееся вследствие образования тромбов в венах нижней конечности, в полостях сердца и последующего их попадания в систему лёгочной артерии.

Приведённый пример как раз соответствует проявлениям тромбоэмболии этой артерии.

— Тромбоэмболия и тромбоз – это одно и то же или это разные заболевания?

Тромбозы и эмболии тесно взаимосвязаны, ведь первая патология практически всегда порождает вторую. Тромбозом называется прижизненное свёртывание крови в просвете сосуда с частичной или полной закупоркой его просвета, ведущей к нарушению кровотока. Образующийся при этом сгусток крови называется тромбом.

Эмболией называется закупорка кровеносных сосудов частицами, занесёнными током крови и обычно не встречающимися в крови. Переносимые частицы называются эмболами. Тромбоэмболия — отрыв от места образования и занос в кровеносные сосуды кусочков тромбов.

«Самым грозным осложнением является тромбофлебит вен и отрыв тромба. Будучи унесённым током крови, такие тромбы могут закупорить лёгочную артерию и привести к смерти». Цитата из материала «Всё о варикозном расширении вен ног: ищем причины и находим методы лечения»

  • И в том, и в другом случае последствием является частичное или полное перекрытие просвета сосуда и ухудшение поступления кислорода и питательных веществ к тканям, которые снабжал кровью этот сосуд.
  • — Что является «катализатором» для развития тромбоэмболии?
  • Основными факторами, из-за которых возникает тромбоэмболия, могут быть:
  • — хирургические операции, сопровождающиеся применением общего наркоза и обездвиживанием пациента;
  • — инсульт. При нём больной также может подолгу лежать;
  • — серьёзные патологии сердечной мышцы: хроническая сердечная недостаточность, фибрилляция предсердий (один из видов нарушений сердечного ритма. При этом в полостях сердца могут образовываться тромбы и существует вероятность их отрыва и заноса в сосуды);
  • – наличие онкологического заболевания с соответствующими нарушениями в системе свёртывания крови.
  • — Что происходит с организмом при возникновении тромбоэмболии?
  • Если, например, речь идёт о тромбоэмболии лёгочной артерии, то классическая ТЭЛА характеризуется следующими признаками:
  • — шок (возможна потеря сознания);
  • — тахикардия (повышение частоты сердечных сокращений);
  • — гипотония (снижение артериального давления).
  • Эти признаки бывают не всегда, и, кроме того, иногда окружающие просто не успевают их увидеть.

При тромбоэмболии артерий большого круга кровообращения (головного мозга, рук, ног, чревного ствола) будут отмечаться характерные для этих областей проявления. Например, при тромбоэмболии сосуда в головном мозге разовьётся ишемический инсульт с соответствующими неврологическими нарушениями.

— Согласно статистике, тромбоэмболия служит причиной 30% всех случаев внезапных смертей. Почему это заболевание встречается так часто?

Это, среди прочего, низкий уровень профилактики тромбоэмболии — например, несоответствующее использование антикоагулянтов (средств, разжижающих кровь), поздняя активизация пациента после операции, нелеченная сердечная патология.

— Кто в группе риска по развитию тромбоэмболии?

Лица, имеющие, в частности, упомянутые мной ранее факторы риска возникновения этой патологии, т.е.:

  1. — перенесшие хирургические операции, инсульт и в последующем достаточно долго сохраняющие неподвижность;
  2. — имеющие серьёзные заболевания сердечной мышцы (например, хроническую сердечную недостаточность, фибрилляцию предсердий).

При появлении признаков тромбоэмболии необходимо сразу вызвать бригаду

скорой медицинской помощи

— Тромбоэмболия всегда возникает внезапно или существуют какие-то симптомы, по которым можно распознать надвигающуюся катастрофу?

К величайшему сожалению, распознать заранее приближение нельзя. Т.е. если мы что-то видим, это значит, что процесс уже запущен. Это всегда случается достаточно резко и неожиданно.

Читайте также:  Кисты яичников - лечение, лапароскопия, удаление, операция. Как лечить кисту яичника?

— Максим Юрьевич, что необходимо делать при появлении тревожных сигналов?

Сразу вызвать бригаду скорой медицинской помощи или, если есть возможность, самостоятельно быстро отвезти человека в больницу.

— Если тромбоэмболия уже произошла, возможно ли помочь человеку? Врачи могут вылечить такого пациента?

Это зависит от ряда факторов — в частности, от области поражения, массивности закупорки сосудов, времени начала оказания помощи. Из препаратов обычно назначаются антикоагулянты.

Если имеются тромбы в системе вен нижних конечностей, иногда по показаниям ставят так называемые кава-фильтры в нижнюю полую вену (туда оттекает венозная кровь из ног).

Они способны «отлавливать» тромбы, которые вышли из вен нижней конечности, и не допустить их попадания в систему лёгочной артерии.

При тромбоэмболии артерии конечности (любой) выполняется операция удаления эмбола (эмболэктомия).

Если тромб находится в сосуде головного мозга, такого больного лечат по принципам ведения инсультов. В частности, в первые часы может предприниматься попытка растворить тромб (тромболизис).

«При ишемическом инсульте у докторов в распоряжении 4,5 часа (так называемое «терапевтическое окно») для того, чтобы восстановить проходимость сосуда и предотвратить поражение части головного мозга». Цитата из материала «Когда цель – не на благо. Почему ударяет инсульт?»

— Как правильно проводить заблаговременные профилактические мероприятия для того, чтобы защититься от тромбоэмболии?

Для предотвращения тромбоэмболии лёгочной артерии у лиц из группы риска, о которых я говорил ранее, используется своевременное введение антикоагулянтов, ранняя активизация после операции, при необходимости — массаж и физиотерапевтические процедуры, кинезитерапия. По показаниям в нижнюю полую вену может устанавливаться кава-фильтр.

Вне зависимости от вида сосуда для профилактики тромбоэмболии также необходимо адекватно и своевременно лечить любые заболевания, при которых возрастает риск образования тромбов.

Для справки:

Гордов Максим Юрьевич

Выпускник лечебного факультета Курского государственного медицинского университета 2013 года.

С 2013 по 2015 год проходил клиническую ординатуру по специальности «Сердечно-сосудистая хирургия». Кандидат медицинских наук.

В настоящее время работает в «Клиника Эксперт» Курск на должности врача-сердечно-сосудистого хирурга.

Принимает по адресу: ул. Карла Либкнехта, д. 7.

Другие материалы по темам:

Что помешало Леониду Гайдаю идти вперёд?

Берегите сосуды! Как не пропустить сосудистые заболевания головного мозга?

Ишемическая болезнь сердца: диагностика и лечение

Тэла – современная классификация, диагностика, прогноз, лечение и профилактика рецидивов

Название тромбоэмболия состоит из двух слов. Эмболия – это закупорка сосуда пузырьком воздуха, клеточными элементами и т. д. Таким образом, тромбоэмболия означает закупорку сосуда именно тромбом.

Тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА) – окклюзия ствола или основных ветвей легочной артерии частичками тромба, сформировавшимися в венах большого круга кровообращения или правых камерах сердца и занесенными в легочную артерию с током крови.

Сегодня тромбоэмболия легочной артерии считается осложнением некоторых соматических заболеваний, послеоперационных и послеродовых состояний. Смертность от данного тяжелейшего осложнения очень высока, и занимает третье место среди самых частых причин летального исхода среди населения, уступая первые две позиции сердечно-сосудистым и онкологическим патологиям.

Основным источником ТЭЛА является тромбоз глубоких вен (ТГВ) нижних конечностей или малого таза, поэтому ТГВ и ТЭЛА в настоящее время объединяют в понятие «венозный тромбоэмболизм» (ВТЭ).

ТЭЛА – одна из наиболее частых причин внезапной смерти.

В отсутствие лечения уровень смертности при ТЭЛА составляет 20-30%, тогда как благодаря своевременному проведению терапии этот показатель снижается до 5%

Характеристика симптомов ТЭЛА

Одним из главных симтомов ТЭЛА является одышка, возникающая без каких-либо предварительных признаков, при этом явные причины появления тревожного симптома отсутствуют. Одышка возникает на вдохе, причем может присутствовать постоянно.

Помимо одышки ТЭЛА характеризует увеличение частоты сердечных сокращений от 100 ударов в минуту и выше. Артериальное давление сильно падает, причем степень уменьшения обратнопропорциональна степени тяжести заболевания.

То есть, чем ниже артериальное давление, тем массивнее патологические изменения, вызванные тромбоэмболией легочной артерии.

Болевые ощущения характеризуются значительной полиморфностью, и зависят от степени тяжести тромбоэмболии, объема пораженных сосудов и степени общепатологических нарушений в организме.

Например, закупорка ствола легочной артерии при ТЭЛА повлечет за собой развитие болей за грудиной, которые имеют острый, разрывающий характер. Такое проявление болевого синдрома определяется сдавлением нервов в стенке закупоренного сосуда.

Другой вариант болей при тромбоэмболии легочной артерии – подобные стенокардическим, когда развивается сдавливающие, разлитые боли в области сердца, которые могут иррадиировать в руку, лопатку и т. д.

При развитии осложнения ТЭЛА в виде инфаркта легкого, боль локализуется во всей грудной клетке, причем усиливается при совершении движений (чихание, кашель, глубокое дыхание).

Реже боль при тромбоэмболии локализована справа под ребрами, в области печени.

Недостаточность кровообращения, развивающаяся при тромбоэмболии, может спровоцировать развитие мучительной икоты, пареза кишечника, напряжение передней стенки живота, а также выбухание крупных поверхностных вен большого круга кровообращения (шеи, ног и т. д. ).

Кожа приобретает бледный цвет, причем может развиваться серый или пепельный отлив, посинение губ присоединяется реже (в основном при массивной тромбоэмболии легочной артерии). В некоторых случаях можно выслушать сердечный шум в систолу, а также выявить галопирующую аритмию.

При развитии инфаркта легкого, как осложнения ТЭЛА, может наблюдаться кровохарканье примерно у 1/3 – 1/2 больных, в сочетании с резкой болезненностью в груди и высокой температурой. Температура держится от нескольких суток до полутора недель.

Тяжелая степень тромбоэмболии легочной артерии (массивная) сопровождается нарушения мозгового кровообращения с симптомами центрального генеза – обмороками, головокружениями, судорогами, икотой или коматозным состоянием. В некоторых случаях к нарушениям, вызванным тромбоэмболией легочной артерии, присоединяются симптомы острой почечной недостаточности.

Описанные выше симптомы не являются специфичными именно для ТЭЛА, поэтому для постановки правильного диагноза важно собрать всю историю болезни, обратив особое внимание на наличие патологий, ведущих к тромбозам сосудов.

И все же главные симтомы — развитие одышки, увеличение частоты сердечных сокращений (тахикардия), учащением дыхания, болями в области груди.

Все остальные симптомы необходимо рассматривать в совокупности, учитывая наличие тромбоза глубоких вен или перенесенного инфаркта, которые должны поставить врача и близких родственников больного в позицию настороженности относительно высокого риска развития тромбоэмболии легочной артерии.

В настоящее время в кардиологии приняты две классификации ТЭЛА. По классификации Европейского общества кардиологов (ESC, 2008) выделяют ТЭЛА высокого и невысокого (промежутоного и низкого) риска.

Классификация Американской ассоциации сердца (AHA, 2011) предполагает следующие виды ТЭЛА: массивная, субмассивная и низкого риска.

Эти классификации по многим критериям пересекаются: например, массивная ТЭЛА соответствует ТЭЛА высокого риска, субмассивная – ТЭЛА промежуточного риска. Безусловно, наиболее высокий уровень летальности – более 15% – характерен для пациентов с массивной ТЭЛА.

Главным клиническим критерием, на основании которого дифференцируют больных массивной ТЭЛА, является системная гипотония (уровень систолического АД ≤90 мм рт. ст. либо снижение его на ≥40 мм рт. ст.

по сравнению с обычным), к диагностическим критериям относятся также кардиогенный шок, внезапная остановка кровообращения, признаки дисфункции правых отделов сердца, повышение сывороточных уровней сердечных тропонинов.

Однако пациенты с массивной ТЭЛА встречаются в клинической практике нечасто – в 5-10% случаев.

Основным дифференциально диагностическим критерием субмассивной ТЭЛА считается наличие острой перегрузки правых отделов сердца, которая проявляется в виде дисфункции правого желудочка и определяется при использовании таких визуализирующих методик, как эхокардиография (ЭхоКГ) или компьютерная томография (КТ). Повышение уровня маркеров некроза миокарда, прежде всего тропонинов, также является одним из важных маркеров субмассивной ТЭЛА. При отсутствии вышеперечисленных маркеров говорят о ТЭЛА низкого риска, которая чаще всего и встречается в клинической практике.

Алгоритм диагностики массивной ТЭЛА достаточно лаконичен, поскольку тяжесть состояния пациентов диктует необходимость установления диагноза в кратчайшие сроки. Центральным диагностическим методом в этом алгоритме является мультиспиральная КТ.

В качестве альтернативного и в то же время скринингового метода следует рассматривать ЭхоКГ. Эхокардиографическими признаками ТЭЛА являются следующие:

  • признак Мак-Коннелла (акинезия свободной стенки правого желудочка при нормальном движении верхушки сердца),
  • признак «60/60» (время ускорения – AccTime – в легочной артерии

Профилактика венозных тромбоэмболических осложнений в хирургической практике

catad_tema Хирургические болезни — статьи Статьи
Опубликовано в: «CONSILIUM MEDICUM» »» Том 8, № 7

А.И.Кириенко, С.Г.Леонтьев, И.С.Лебедев, Е.И.Селиверстов Кафедра факультетской хирургии РГМу (зав. — акад. В.С.Савельев), городская клиническая больница №1 им. Н.И.Пирогова (главный врач — проф. О.В.Рутковский)

Венозные тромбоэмболические осложнения (ВТЭО) — одни из самых опасных и зачастую трагических у больных хирургического профиля. Они включают тромбоэмболию легочных артерий (ТЭЛА), источником которой более чем в 90% случаев является тромбоз в системе нижней полой вены. В среднем их частота составляет 1 на 1000. Традиционно с наибольшей частотой при отсутствии профилактики (45-84%) они встречаются после протезирования тазобедренного или коленного суставов, у каждого второго больного с сочетанной травмой. Тромботические осложнения развиваются в послеоперационном периоде у 30% пациентов со злокачественными новообразованиями, в 24 и 19% случаев после нейрохирургических и общехирургических вмешательств соответственно.

Зачастую массивная ТЭЛА, летальность от которой колеблется от 0,1 до 5%, является первым проявлением бессимптомно протекающего острого флеботромбоза. Подобное течение тромбоза, по данным T.Hyers [1], в послеоперационном периоде отмечается у 80% больных. По данным патолого-анатомического отделения ГКБ №1 им. Н.И.

Пирогова, массивная ТЭЛА после урологических, хирургических, гинекологических вмешательств выявляется в 7,1, 8,3 и 11,2% случаев соответственно. Кроме того, примерно половина больных с тромбозом подколенного или бедренно-подвздошного сегмента переносят бессимптомную легочную эмболию [2].

Неверифицированные тромбоэмболические осложнения угрожают возникновением в отдаленном периоде тяжелых форм хронической венозной недостаточности нижних конечностей и постэмболической легочной гипертензии, что негативно отражается на качестве жизни и требует существенных финансовых затрат на их лечение.

В связи с этим вопросы профилактики тромбоэмболических осложнений у хирургических больных по-прежнему актуальны.

Приведенные данные заставляют клинициста ответить на вопрос: какова вероятность развития венозного тромбоза и легочной эмболии у данного конкретного больного? Для этого необходимо провести анализ совокупности факторов риска, предрасполагающих к возникновению ВТЭО в послеоперационном периоде.

Читайте также:  Рак толстой кишки

Они обусловлены, с одной стороны, оперативным вмешательством, а с другой — характером патологии (в том числе и сопутствующей), имеющейся у пациента. Риск осложнений в наибольшей степени зависит от типа операции и ее продолжительности.

Выделяют неосложненные вмешательства (длительностью от 30 до 45 мин), большие и расширенные. К первым относят аппендэктомию, грыжесечение, выскабливание полости матки, гистероскопию, трансуретральную резекцию предстательной железы, диагностическую лапароскопию и эндоскопические операции и т.д.

Глубоким заблуждением является мнение, что они никогда не сопровождаются ВТЭО. Так, у этой категории больных, частота тромбоза глубоких вен голени достигает 2%, проксимальных форм тромбоза — 0,4%, легочная эмболия развивается у 0,2% больных с летальным исходом в 0,002% случаев [3].

Венозный тромбоз и ТЭЛА регистрируются после лапароскопической холецистэктомии у 0,03 и 0,06% пациентов соответственно [4].

Из больших вмешательств, при которых чаще возникает тромбоз в системе нижней полой вены, выделяют: осложненную аппендэктомию, холецистэктомию, резекцию желудка или кишечника по поводу заболеваний неопухолевой этиологии, кесарево сечение, ампутацию матки, удаление придатков, чреспузырную аденомэктомию, гипсовую иммобилизацию или остеосинтез переломов костей голени и др. Серьезной проблемой остается отсутствие должных профилактических мероприятий после оперативного родоразрешения.

К расширенным вмешательствам, после которых частота тромбоза дистальной локализации достигает 40-80%, проксимальной — 20%, а легочная эмболия развивается у 4-10% больных, относят операции, выполняемые по поводу злокачественных новообразований любой локализации, ортопедические или травматологические (остеосинтез бедра, эндопротезирование коленного либо тазобедренного суставов). Высокая вероятность развития венозного тромбоза у этих больных обусловлена, с одной стороны, наличием онкопатологии — одного из основных самостоятельных факторов риска, а с другой — продолжительностью и объемом вмешательства, длительной иммобилизацией как до, так и после операции.

Количество факторов, связанных с состоянием пациента и влияющих на частоту ВТЭО, огромно.

К основным можно отнести: возраст, наличие в анамнезе онкологических заболеваний, эпизодов венозного тромбоза и легочной эмболии, длительный (4 дня и более) постельный режим, ожирение, варикозное расширение вен нижних конечностей, прием гормональных контрацептивов, наследственные либо приобретенные тромбофилические состояния.

Нередко именно сопутствующая патология при прочих равных условиях существенно увеличивает риск появления острого венозного тромбоза. Например, в старшей возрастной группе, частота тромбоэмболических осложнений в 3-4 раза выше, чем у пациентов 40-50 лет.

Тот факт, что оральные контрацептивы, увеличивая содержание фибриногена в плазме крови, а также таких факторов свертывания, как протромбин, VII, IX, X, XII, повышают риск тромбозов, не вызывает сомнения. Таким образом, пациенты могут быть разделены на группы с низким, умеренным или высоким риском возникновения венозного тромбоза. Выбор методов профилактики должен проводиться соответственно степеням риска.

Постулат о том, что осложнения легче предотвратить, чем лечить, общеизвестен. В связи с этим необходимо особо подчеркнуть, что предупредить развитие венозного тромбоза означает тем самым обезопасить пациента от угрожающей его жизни легочной эмболии.

Согласно триаде Вирхова активация процесса свертывания крови происходит в результате изменения ее свойств (гиперкоагуляция), повреждения сосудистой стенки, замедления тока крови (стаз). Основой профилактики служат методы, направленные на коррекцию этих нарушений, предотвращение развития острого венозного тромбоза.

Их подразделяют на медикаментозные (фармакологические) и физические (механические).

Физические методы профилактики должны быть использованы у всех без исключения больных в интра- и послеоперационном периоде вплоть до полной активизации. Они включают эластическую компрессию нижних конечностей и перемежающуюся пневмокомпрессию.

При этом наблюдается уменьшение венозной емкости нижних конечностей, улучшение скоростных и вязкостных характеристик крови.

Методы ускорения кровотока особенно эффективны у нейрохирургических больных, у пациентов с сочетанной травмой, когда проведение фармакопрофилактики равносильно «катастрофе» из-за риска геморрагических осложнений.

Так, например, периоперационная переменная пневмокомпрессия в нейрохирургии снижает частоту развития венозного тромбоза с 22 до 7% [3]. Немаловажную роль играет и уровень компрессии, особенно у пациентов высокой степени риска. По данным A.Howard и соавт. (2004 г.

), компрессия всей конечности снижает частоту развития тромбоза в 2,5 раза (см. таблицу). Не следует забывать, что одной из составляющих немедикаментозной профилактики ВТЭО служит максимальная и возможно более ранняя активизация больных, перенесших хирургические вмешательства. В этой связи необходимо отметить преимущества регионарной анестезии над общей в снижении частоты этих осложнений, особенно у травматологических и ортопедических больных.

Таблица. Влияние уровня компрессии на частоту возникновения послеоперационных тромбозов

Длина компрессионного трикотажа Частота возникновения венозного тромбоза
низкий риск, % умеренный риск, % высокий риск, %
Компрессия до колена 8,6
Компрессия до паха 3,2

Основным методом профилактики флеботромбоза и связанной с ним легочной эмболии у пациентов умеренного и высокого риска должна быть фармакопрофилактика. Доказанной на сегодняшний день эффективностью обладают антикоагулянты прямого и непрямого действия.

Кратковременная профилактика традиционно осуществляется гепаринами различной молекулярной массы, длительная — антагонистами витамина К. В клинической практике предпочтение сегодня отдано низкомолекулярным гепаринам, преимущество и безопасность которых подтверждено многочисленными исследованиями.

В плацебо-контролируемом исследовании

D.Bergqvist и соавт. [5] продемонстрировал, что применение тинзапарина у экстренных хирургических больных снижает частоту возникновения флеботромбоза с 22 до 7,7%. A.Cyrkowicz (2002 г.

) при использовании надропарина, выявил уменьшение частоты тромбоза глубоких вен нижних конечностей и легочной эмболии после различных гинекологических вмешательств с 3,01 и 0,22% до 1,12 и 0% соответственно. D.Bergqvist и соавт.

[6] показали, что применение эноксапарина в сравнении с нефракционированным гепарином у пациентов, оперированных по поводу злокачественных новообразований, снижает частоту возникновения тромбоза с 17,6 до 14,4%.

Надропарин в сочетании с градуированной компрессией нижних конечностей у нейрохирургических больных снижает риск тромбоза глубоких вен (проксимальных форм) с 26,3% (12%) до 18,7% (7%), без увеличения частоты больших геморрагических осложнений [7].

Таким образом, широкое использование в клинической практике низкомолекулярных гепаринов у пациентов умеренного и высокого риска развития ВТЭО считают необходимым и оправданным.

Предпринимаемый комплекс профилактических мероприятий должен не только соответствовать степени риска ВТЭО, но и быть экономически оправданным.

В группе низкого риска тромбоэмболических осложнений достаточно осуществлять компрессию нижних конечностей, используя эластичный бинт или специальный компрессионный трикотаж. В остальных группах, наряду с ними также целесообразна переменная пневмокомпрессия.

Фармакопрофилактика показана только тем пациентам, у которых существует умеренный либо высокий риск развития острого венозного тромбоза.

Когда начинать и как длительно следует проводить фармакопрофилактику? Первую инъекцию нефракционированного либо низкомолекулярного гепарина назначают соответственно за 3-12 ч до операции, а затем повторяют через равный промежуток времени после.

При высокой вероятности технических проблем во время вмешательства, опасности кровотечений, операции в экстренном порядке профилактика может быть начата через 6-12 ч после ее завершения, но не позднее этого срока, так как формирование тромба, как правило, начинается уже на операционном столе, либо тотчас после ее окончания.

Нефракционированный гепарин вводят 3 раза в сутки по 5000 ЕД через каждые 8 ч, низкомолекулярные -однократно подкожно. Ориентировочные дозировки составляют при умеренном/высоком риске: эноксапарин 20/40 мг, надропарин 0,3/0,6 мл, дальтепарин 2500/5000 МЕ. Как правило, длительность фармако-профилактики составляет 7-10 дней.

Между тем, у ряда больных с высокой вероятностью развития ВТЭО (травматологические повреждения, онкологические заболевания, курсы химио- и лучевой терапии) этого явно недостаточно.

Им необходима пролонгированная профилактика (до 1,5 мес и более), которую проводят непрямыми антикоагулянтами под контролем международного нормализованного отношения (в пределах 2,0-3,0). У целого ряда пациентов применение антагонистов витамина К невозможно из-за наличия противопоказаний. В этих случаях целесообразно использовать профилактические дозы низкомолекулярных гепаринов.

Заслуживают особого обсуждения клинические наблюдения, когда еще до предполагаемой операции обнаруживают тромбоз в системе нижней полой вены. Наиболее часто это наблюдается у пациентов травматологического профиля, у которых флеботромбоз развивается из-за длительного постельного режима.

У 10% больных венозный тромбоз служит первым проявлением злокачественных новообразований любой локализации. Таким больным показана терапия лечебными дозами антикоагулянтов и решение вопроса о необходимости хирургической профилактики ТЭЛА, так как существует высокий риск легочной эмболии в интра- и послеоперационном периоде.

Арсенал средств хирургической профилактики включает как прямые (пликация нижней полой вены), так и эндоваскулярные (имплантация временных либо постоянных моделей кава-фильтров) методы. Обычно из-за меньшей травматичности преимущество отдается эндоваскулярным методам профилактики.

Когда предполагается операция на органах брюшной полости, одновременно с основным вмешательством может быть выполнена пликация нижней полой вены.

Следует отметить, что стратегия профилактики ВТЭО относится не только к хирургическим больным. Она предполагает использование комплекса мер у всех госпитальных больных, а в ряде случаев и амбулаторных. Исключение из практики зачастую формального подхода к методам профилактики, разработка и внедрение новых лекарственных средств, несомненно, позволит улучшить результаты.

Список использованной литературы

  1. Hyers TM, Hull RD, WeisJG. Antitbrombotic therapy venom throemboembolic disease. Chest 1995; october8:335-51.
  2. Partch H, KechavarzB, Mostbeck A et al. Frequency of pulmonary emboltim in patients who have iliofemoral deep vein thrombosis and are treated with once- or twice-daily low-molecular-weight-heparin.J Vasc Surg 1996; 24: 774-82.
  3. Geerts WH, Heit JA, Clagett GP et al. Prevention of venous thromboembolism. Chest2001; 119 (suppl. 1): 132-75.
  4. Lindberg F, Bergqvtit D, Rasmussen I. Incidence of thromboembolic complications after laparoscopic cholecystectomy: review of the literature. Surg LaparoscEndosc 1997; 7:324-31.
  5. Bergqvist D, Flordal PA, Friberg B et al. Thrombo-prophylaxy with a low molecular weight heparin (tinzaparin) in emergency abdominal surgery. A double-blind multicenter trial Vasa 1996; 25: 156-60.
  6. ENOXACAN Study Group. Efficacy and safety of enoxaparin versus unfractionated heparin for prevention of deep vein thrombosis in elective cancer surgery: A double-blind randomized multicentre trial with venographic assessment. Br J Surg 1997; 84:1099-1003.
  7. Nurmohamed MT, van Riel AM, Henkens CM et al. Low molecular weight heparin and compression stockings in the prevention of venous thromboembolism in neurosurgery. Thromb Haemost 1996; 75: 233-8.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *